История

Подача истории всегда будет субъективна, несмотря на желание подать её как можно объективнее. Наслаждайтесь интересными идеями, развивайтесь вместе с нами.

Король Трансильвании, Великий Князь Валахии, Благородный Рыцарь Ордена Дракона Владислав III Дракула (1431 - 1476/1477), известный в истории и культуре под именем Влад Цепеш, происходил из рода Басараба Великого, правителя Валахии (1310-1352).

С 1386 по 1418 год Валахией правил дед Влада III Мирна Старый. После его смерти в стране началась длительная борьба за власть, сопровождавшаяся частой сменой Господарей (официальный титул правителей Валахии, но стоит начать с того, что валашский титул Господарь, соответствует не Графу, а либо Князю в восточноевропейской традиции, либо Эрцгерцогу - в западноевропейской.)

Мирчу Старого на престоле Валахии сменил его сын, Михаил I, который правил с 1418 по 1420 год, и был убит Данном II, который занимал престол с 1420 по 1431 год. С 1431 по 1436 год Валахией правил Господарь Александр I Алдя. В 1436 году при поддержке Трансильванских бояр на Валашский престол взошел второй сын Мирчи Старого Влад I по прозвищу Дракул. Свое прозвище (Дракул) Влад I получил от названия рыцарского ордена Дракона (в котором он состоял) созданного Венгерским королем.

В 1444 году во время битвы на Косовом поле армия крестоносцев потерпела сокрушительное поражение от турецких войск возглавляемых Султаном Мурадом I. Влад I с остатками войск ушел в Валахию. Чтобы усыпить бдительность султана, Влад I признал свою вассальную зависимость. Он не только лично привез в Адрианополь дань, но и согласился выставить войско для участия в военных действиях Османской империи против Венгрии. Несмотря на это, султан заподозрил его в измене и заключил в тюрьму, из которой выпустил только после приезда в Адрианополь в качестве заложников его малолетних сыновей Влада и Раду. Однако вскоре Господарь Влад I Дракул был убит, и престол Валахии занял новый ставленник венгров Владислав II (вошедший в историю под прозвищем Влад Узурпатор). Вскоре Владислав II заключил Османско-Венгерский договор, по условиям которого княжество Валахия оставалось вассалом Венгрии, и должно было уплачивать дань Порте. Этот договор лег тяжким налоговым бременем на плечи населения Валахии и вызвал массу недовольства, тем самым подготовив почву для смены правителя.

В 1456 году при помощи венгерского короля Яноша Хуньяди к власти в Валахии пришел законный правитель Влад III Дракула, которому удалось стабилизировать внутреннее и внешнее положение в стране. После вступления на престол Влад III стремился строгими мерами положить конец разбоям и усилить безопасность, необходимую для развития торговли. Он жестоко расправился с противниками центральной власти. Во внешней политике он ориентировался на Венгрию.

Влад III возглавил Валахию в возрасте двадцати пяти лет в 1456 году в очень тяжелые для княжества времена, когда Османская империя расширяла свои владения на Балканах, захватывая одну страну за другой. Уже попали под турецкий гнет Сербия и Болгария, пал Константинополь, прямая угроза нависла над румынскими княжествами. Князь маленькой Валахии успешно противостоял агрессору и даже сам атаковал турок, совершив в 1458 году поход на территорию оккупированной Болгарии. Одна из целей похода - освободить и расселить на землях Валахии исповедовавших православие болгарских крестьян. Европа восторженно приветствовала победу Дракулы, а импульсивные итальянцы даже стали называть жителей Валахии "Draguli", в честь их бесстрашного князя. Тем не менее, большая война с Турцией была неизбежна.

В лето 1461 года Валашский князь Влад III Дракула прекратил выплату дани туркам золотом и детьми (500 мальчиков в год для пополнения янычарского войска). В ответ на что Мехмед II попытался захватить Влада III хитростью, не желая вступать в открытое столкновение с валахами и венграми. По его приказу грек Катаволинос и Хамза-паша (начальник крепости Никополь) должны были привести этот план в исполнение. Они пригласили Влада III в Джурджу для разрешения якобы пограничного вопроса. Но осторожный господарь велел тайно следовать за собой сильному отряду войск. Когда была обнаружена ловушка, его воины вышли из засады и захватили Катаволиноса и Хамзу-пашу. Оба они были посажены на кол на окраине города Терговиште вместе с их охраной. Решив отомстить туркам, Влад III перешел Дунай и захватил один за другим правобережные и левобережные города от Чатала до Никополя.

Валахия препятствовала расширению Османской империи, и султан Мехмед II принял решение военным путем свергнуть неугодного князя. На трон Валахии претендовал младший брат Дракулы Раду Красивый, принявший ислам и ставший фаворитом султана. Понимая, что не сможет в одиночку противостоять самой большой со времени покорения Константинополя турецкой армии, Влад III обратился за помощью к союзникам. Среди них были и римский папа Пий II, обещавший дать деньги на крестовый поход, и молодой венгерский король Матьяш Корвин, называвший Влада "любимым и верным другом", и лидеры других христианских стран. Все они на словах поддержали валашского князя, однако, когда летом 1462 года грянула беда, Влад III остался один на один с грозным врагом. Положение было отчаянным, и Влад сделал все возможное, чтобы выстоять в этой неравной схватке. Он призвал в армию все мужское население княжества начиная с двенадцатилетнего возраста, применял тактику выжженной земли, оставляя врагу сожженные деревни, где невозможно было пополнить запасы продовольствия, вел партизанскую войну. Еще одним оружием князя стал панический ужас, который он внушал захватчикам. Защищая свою землю, Влад III безжалостно истреблял врагов, в частности, сажал пленных на кол, используя против турок очень "популярную" в самой Османской империи казнь.

Турецко-валашская война лета 1462 года вошла в историю знаменитой ночной атакой, во время которой удалось уничтожить до пятнадцати тысяч османов. Султан уже стоял у столицы княжества Тырговиште, когда Влад III вместе с семью тысячами своих воинов проник во вражеский лагерь, намереваясь убить турецкого вождя и тем самым остановить агрессию. Владу не удалось до конца осуществить свой дерзкий план, но неожиданная ночная атака вызвала панику во вражеском лагере и, как следствие, очень большие потери. После кровавой ночи Мехмед II покинул Валахию, оставив часть войск Раду Красивому, которому предстояло самому вырвать власть из рук старшего брата.

Блестящая победа Влада III над войсками султана оказалась бесполезной: Влад победил врага, но не смог противостоять "друзьям". Предательство молдавского князя Штефана, двоюродного брата и друга Влада III, неожиданно перешедшего на сторону Раду, оказалось переломным моментом в войне. Влад III не мог сражаться на два фронта и отступил в Трансильванию, где его ждали пришедшие на помощь войска еще одного "друга" - венгерского короля Матьяша Корвина.

А дальше случилось нечто странное. В разгар переговоров Корвин приказал арестовать своего "верного и любимого друга", обвинив в тайной переписке с Турцией. В письмах, якобы перехваченных венграми, Влад III молил Мехмеда II о прощении, предлагал свою помощь в захвате Венгрии и самого венгерского короля. Большинство современных историков считают письма грубо сфабрикованной подделкой: они написаны в несвойственной Владу III манере, выдвинутые в них предложения абсурдны, но самое главное - подлинники писем, эти важнейшие улики, решившие судьбу князя, были "утеряны", и сохранились только их копии на латинском языке, приведенные в "Записках" Пия П. Подписи Влада III на них, естественно, не стояло. Тем не менее Влада арестовали в конце ноября 1462 года заковали в цепи и отправили в венгерскую столицу Буду, где он без суда и следствия находился в тюрьме около двенадцати лет.

Что же заставило Матьяша согласиться с вздорными обвинениями и жестоко расправиться со своим союзником, в свое время помогшим ему взойти на венгерский престол? Причина оказалась банальной. По свидетельству автора "Венгерской хроники" Антонио Бонфини, Матьяш Корвин получил от папы Пия II сорок тысяч гульденов на проведение крестового похода, но не использовал эти деньги по назначению. Иными словами, постоянно нуждавшийся в деньгах король просто прикарманил значительную сумму и переложил вину за сорванный поход на своего вассала, который будто бы вел двойную игру и интриговал с турками. Однако обвинения в государственной измене человека, известного в Европе непримиримой борьбой с Османской империей, того, кто едва не убил и фактически обратил в бегство покорителя Константинополя Мехмеда II, звучали достаточно абсурдно. Желая понять что же случилось на самом деле Пий II поручил своему посланнику в Буде Николасу Модруссе на месте разобраться в происходящем. Вот как Модрусса описывал внешность находившегося в венгерских застенках узника: "Он был не очень высоким, но очень коренастым и сильным, с холодным и ужасным видом, сильным орлиным носом, вздутыми ноздрями и тонким красноватым лицом, на котором очень длинные ресницы обрамляли большие, широко открытые зеленые глаза; густые черные брови делали его вид угрожающим. Его лицо и подбородок были выбриты, но имелись усы, вздутые виски увеличивали объем его головы, бычья шея связывала его голову с туловищем, волнистые черные локоны свисали на его широкие плечи".

Модрусса не оставил свидетельств того, что говорил в свою защиту пленник короля Матьяша, но описание его внешности оказалось красноречивее любых слов. Вид Влада III на самом деле был ужасен: распухшая, заметно увеличившаяся в объеме голова и налитое кровью лицо указывали на то, что князя пытали, принуждая признать ложные обвинения, например подписать сфабрикованные письма и тем самым узаконить действия Корвина. Но Влад, переживший в юности, еще до прихода к власти, ужасы турецкого плена, мужественно встретил новые испытания. Он не оговорил себя, не поставил свою подпись на фальсифицированных документах, и королю пришлось придумывать другие обвинения, не требовавшие письменного признания пленника.

Князя обвинили в жестокости, которую он якобы проявлял по отношению к саксонскому населению входившей в состав Венгерского королевства Трансильвании. По свидетельству Модруссы, Матьяш Корвин лично рассказывал о злодеяниях своего вассала, а затем предъявил некий анонимный документ, в котором обстоятельно с немецкой пунктуальностью сообщалось о кровавых похождениях "великого изверга". В доносе говорилось о десятках тысяч замученных мирных жителях и впервые упоминались анекдоты о заживо сожженных нищих, о посаженных на кол монахах, о том, как Дракула приказал прибить гвоздями шапки к головам иностранных послов, и прочие подобные истории. Неизвестный автор сравнивал валашского князя с тиранами древности утверждая, что во времена его правления Валахия напоминала "лес из посаженных на кол", обвинял Влада в невиданной жестокости, но при этом совершенно не заботился о правдоподобии своего рассказа. В тексте доноса встречается очень много противоречий, например приведенные в документе названия населенных пунктов, где будто бы было уничтожено по 20-30 тысяч (!) человек, до сих пор не могут быть идентифицированы историками.

Что же послужило документальной основой для этого доноса? Мы знаем, что Влад III действительно совершил несколько рейдов в Трансильванию, уничтожая скрывавшихся там заговорщиков, среди которых находились претенденты на валашский престол. Но несмотря на эти локальные военные операции, князь не прерывал коммерческих отношений с трансильванскими саксонскими городами Сибиу и Брашов, что подтверждает деловая переписка Влада III того периода. Очень важно отметить, что помимо появившегося в 1462 году доноса, нет ни одного более раннего свидетельства о массовых убийствах мирного населения на территории Трансильвании в 50-е годы XV века.

Невозможно представить, как уничтожение десятков тысяч человек, регулярно происходившее на протяжении нескольких лет, могло бы остаться незамеченным в Европе и не нашло бы отражения в хрониках и дипломатической переписке тех лет. Следовательно, рейды Влада III в принадлежавшие Валахии, но расположенные на территории Трансильвании анклавы в момент их проведения рассматривались в европейских странах как внутреннее дело Валахии и не вызывали никакого общественного резонанса. На основании этих фактов можно утверждать, что анонимный документ впервые сообщивший о злодеяниях "великого изверга", не соответствовал действительности и оказался очередной фальшивкой, сфабрикованной по приказу короля Матьяша вслед за "письмом к султану" для того, чтобы оправдать незаконный арест Влада Дракулы.

Для папы Пия II - а он был близким другом германского императора Фридриха III и в силу этого сочувствовал саксонскому населению Трансильвании - таких объяснений оказалось достаточно. Он не стал вмешиваться в судьбу высокопоставленного пленника, оставив в силе решение венгерского короля. А вот сам Матьяш Корвин, чувствуя шаткость выдвинутых им обвинений, продолжал дискредитировать томившегося в темнице Влада III, прибегнув, говоря современным языком, к услугам "средств массовой информации". Поэма Михаэля Бехайма, созданная на основе доноса, гравюры, изображавшие жестокого тирана, "разосланные по всему миру для всеобщего обозрения", и, наконец, множество тиражей первопечатных брошюр (из которых до нас дошли тринадцать) под общим названием "Об одном великом изверге" - все это должно было сформировать негативное отношение к Дракуле, превратив его из героя в злодея. Портрет Влада, о котором уже говорилось, также был написан во время его тюремного заключения. Возможно, Матьяш хотел заполучить изображение "чудовища", но просчитался - кисть художника запечатлела на холсте благородный, полный достоинства облик валашского князя. А богатая одежда только подчеркивала желтый, болезненный цвет лица и крайнюю степень истощения узника, указывавшую на то, в каких ужасных условиях он содержался на самом деле.

Судя по всему, Матьяш Корвин не собирался освобождать своего пленника, обрекая его на медленную смерть в темнице. Но судьба подарила Владу III возможность пережить еще один взлет. Во время правления Раду Красивого Валахия полностью подчинилась Турции, что не могло не тревожить нового римского папу Сикста IV. Вероятно, именно вмешательство понтифика изменило судьбу Влада III. Князь Валахии на деле показал, что может противостоять турецкой угрозе, а потому именно Владу предстояло вести в бой христианскую армию в новом крестовом походе. Условиями освобождения князя из тюрьмы стали его переход из православной веры в католическую и женитьба на двоюродной сестре Матьяша Корвина. Парадоксально, но "великий изверг" мог получить свободу лишь породнившись с венгерским королем, который еще недавно представлял Дракулу кровожадным монстром...

Спустя два года после освобождения, летом 1476 года, Влад в качестве одного из командующих венгерской армией выступил в поход; его цель состояла в освобождении оккупированной турками Валахии. Войска проходили по территории Трансильвании, и сохранились документы, сообщающие что горожане саксонского Брашова радостно приветствовали возвращение "великого изверга", который, если верить доносу, еще несколько лет назад творил здесь неслыханные злодеяния.

Смерть Влада Цепеша Дракулы

Вступив с боями в Валахию, Влад III Дракула вытеснил турецкие войска и 26 ноября 1476 года вновь взошел на престол княжества. Его правление оказалось очень коротким - князя окружали явные и скрытые враги, а потому роковая развязка была неизбежна. Гибель Влада III Дракулы окутана тайной. Есть несколько версий случившегося, но все они сводятся к тому, что князь пал жертвой измены, доверившись находившимся в его окружении предателям.

В самом конце 1476 года или в первых днях следующего Влад погиб в бою. Обстоятельства гибели излагаются весьма разноречиво, все источники сходятся лишь в одном: положение дел складывалось в пользу бойцов Влада III, и именно смерть командира, которую приписывали кто роковой случайности, кто - боярскому заговору, кто - проискам султана, привела к поражению и почти полному уничтожению четырехтысячной валашской армии. День гибели Влада известен неточно. Сохранилось одно письмо за его подписью, датированное вторым января 1477 года. Но в господарских канцеляриях существовало обыкновение готовить и подписывать письма чуть раньше проставленной на них официальной даты (вероятно, соответствовавшей моменту отправки). Известно, например, письмо отца Штефана, Богдана, датированное двумя днями позже его смерти. Телохранители, оставленные Штефаном, во время боя не занимались охраной Влада, а выполняли какую-то боевую задачу. Из них выжило десять человек, они и сообщили затем Штефану о смерти его друга.

Сообщения о том , как именно погиб Влад III, противоречивы. Согласно одному из них, у Влада был слуга-турок - агент, внедренный султаном, который пользовался полным доверием господаря и всюду его сопровождал. Он-то и убил Влада III, подобравшись к нему со спины и отрубив голову, которую отвез повелителю правоверных. Эта версия маловероятна. Влад был слишком осторожен и подозрителен, чтобы довериться турку, а единственная причина, по которой он мог бы иметь с ним дело - получение каких-то сведений о противнике. В таком случае вряд ли "языку" было бы позволено находиться вооруженным без присмотра возле командующего. О том, что голова Влада была отвезена в Турцию, сообщается по меньшей мере в трех европейских источниках. Один из них - хроника Антонио Бонфини, итальянского историка и летописца при дворе Магната Хуньяди, видимо, является основой для других сообщений. В турецких источниках об этом ничего не говорится.

По одной из версий Влад во время боя отделился от своих войск и в одиночку поднялся на холм, "чтобы насладиться зрелищем своих бойцов, успешно рубящих турок". (Ну уж: у военачальника есть более серьезные причины взглянуть на поле боя с возвышенного места). Тут на него наткнулся отряд валашских бойцов, которые приняли его за турка, ведь он, как обычно, был во время боя одет по-турецки. Уже пронзенный пикой, он сумел зарубить пятерых из нападавших, но их было гораздо больше, и Влад был заколот "многими копьями". Про отделение головы в дар султану в этой версии ничего не говорится. Мотивы действующих лиц в этой истории изложены так, будто их излагают сами участники событий, что совершенно невероятно. Общая картина могла бы и соответствовать такому описанию, но ее можно было восстановить лишь по оставшимся на месте происшествия телам и следам борьбы. Так что ее можно признать вероятной, за исключением утверждения, что Влад был убит по ошибке. Влад постоянно переодевался в турецкие одежды и часто переодевал своих бойцов. Всем его воинам это было прекрасно известно, а армия была достаточно малочисленной для того, чтобы каждый из солдат хорошо знал своего командира и узнавал его даже со спины.

Так что пора вспомнить про другие версии, не описывающие самих событий настолько подробно, но утверждающие, что нападение на Влада во время сражения было намеренным. У него было множество врагов среди валашских бояр, заговоры против него в их среде были частыми, а подобраться к Владу можно было лишь во время боя, когда он не слишком заботился о своей безопасности. В мирное время он был постоянно окружен большим количеством верных телохранителей. Если соединить описание гибели Влада с мотивом боярского заговора из других сообщений, то получается, пожалуй, самая правдоподобная версия происшедшего.

Могила Дракулы Влада Цепеша

Настоящая могила Короля Трансильвании и Великого Князя Валахии Влада III Дракулы находится в Снаговском монастыре, под полом церкви. Влад был ктитором (по современной терминологии - генеральным спонсором) монастыря, и по всем правилам должен был быть похоронен именно там. Все же у Дину Россетти, проводившего раскопки, встретились определенные трудности при поиске могилы. По рассказам монахов в Снагове, Влад был похоронен под полом церкви у царских врат, чтобы священник, выносящий святые дары, каждый раз попирал ногами нечестивца. Объяснение явно изобретено, чтобы оправдаться: на самом деле такое положение могилы было почетным и вполне приличествовало господарю, к тому же вложившему в монастырь значительные средства. В начале девятнадцатого века в этих местах епархиями руководили подряд несколько слишком ретивых и не очень (а может, чересчур) грамотных епископов, считавших Дракулу исчадием ада. При них были уничтожены несколько настенных изображений Влада в разных румынских монастырях и храмах. В 1815 году могила в Снагове была осквернена: надпись с надгробия была сбита. После того монастырь несколько раз попадал в зону военных действий и разрушался, так что могильные плиты могли быть перепутаны, и никак нельзя было утверждать, что под плитой, находящейся возле царских врат и носящей следы сбитой надгробной надписи, окажется именно могила Влада III, но начинать поиск следовало с этого места.

Раскопки показали, что эта могила пуста. Останки Влада были найдены под другой плитой, расположенной напротив почетного места прямо возле входа. Такое положение было совсем не по рангу Владу III, но могло быть выбрано из желания скрыть истинное место погребения. Эти сложности, достаточно обычные при любом археологическом поиске, если не оправдывают, то объясняют появление фантастических россказней о месте захоронения валашского господаря. Что же нашел Россетти, раскопав могилу? Тело уже полностью истлело (так что, видимо, просто невозможно было проверить, была ли голова Влада отделена на месте гибели и отправлена в Турцию). По информации Россетти превратились в прах не только кости, а даже драгоценные камни в оправах. Сохранились золотые, серебряные и фаянсовые украшения, золотое шитье, детали одежды из шелка и бархата, также рассыпающиеся при прикосновении. По описанию Дину Россетти верхний камзол Влада, найденный в могиле, был густо расшит золотыми пластинками, образующими чешуйчатый узор. Все-таки господарь имел некоторое касательство к ордену Дракона... Поверх всего лежал толстый слой ржавой пыли - все, что, видимо, осталось от оружия, положенного в гроб. Остатки перчаток указывали положение рук покойного. Влада можно было опознать лишь по косвенным признакам: по деталям костюма, согласующимся с эпохой и с его княжеским положением, по соответствию места погребения легендам, по не вызывающему никаких сомнений факту ктиторства Влада III, по надетому на шею украшению - веночку из фаянсовых и серебряных цветов, украшенных гранатами, впоследствии опознанному как приз за победу на турнире, что очень похоже на Дракулу: в молодости он активно участвовал в турнирах, проводимых Яношем Хуньяди в Вышеграде, и вроде бы даже ездил на крупный турнир в Нюрнберг, откуда и мог привезти трофей. Признаков набралось много, так что принадлежность могилы именно Владу Дракуле подтверждена с достаточной научной полнотой, хотя один процент сомнений, возможно, и остается. Обряжен и одет покойник был очень тщательно, в парадные одежды со множеством украшений, что опровергает те рассказы, согласно которым он был изрублен на множество частей, а затем монахи собрали его останки на поле боя и похоронили, как смогли, в той одежде, в которой он сражался. Похоже, что в организации похорон принимало участие близкое к Владу лицо хорошо знавшее его жизненные интересы и, возможно, пожелания по поводу погребения. Скорее всего, это была женщина. Кстати, под полами одежды был обнаружен шелковый мешочек, очевидно, висевший на шнурке на шее, в который был вложен женский перстень с не сохранившимся камнем. По некоторым сообщениям, после кузины Матиаша у Влада была еще одна жена, дочь одного из тех бояр, которые оставались ему верными. Возможно, она и давала указания, как обрядить Влада для погребения.

Сохранилось множество портретов Влада III в виде гравюр в издаваемых против него памфлетах. Некоторые из них намеренно искажены, чтобы придать герою черты большей жестокости. Детали одежды от издания к изданию становятся все более фантастичными, но, видимо, все-таки художники пытались сохранить портретное сходство. На многих из таких гравюр, кстати, Дракула вовсе не выглядит злодеем. В выражении его лица, отмеченного печатью мысли и твердой воли, есть что-то философское. Влад не оставил после себя развернутого изложения своих взглядов, однако в нескольких лаконичных и полных энергии пассажах своих дипломатических писем изложил свое кредо весьма выразительно. А главное, оставил в памяти поколений неизгладимое впечатление не всегда соответствующее его реальным делам, но не противоречащее его желанию. Наиболее достоверный портрет Влада, написанный маслом, сохранился в копии, хранящейся в Германии, в замке Амбрас возле Инсбрука. Он очень точно соответствует описанию его внешности, которое приведено выше. В Зальцбурге в 1885 году был найден еще один очень похожий портрет, к сожалению, пропавший до того, как его смогли как следует изучить. Он мог быть еще одной копией, но мог оказаться и прижизненным, сделанным с натуры. Еще изображения Влада III помещали на картинах и гравюрах вроде "Мук святого Андрея" как если не участника, то свидетеля расправ в окружении других сторонников зла. Настенные портреты в церквях и монастырях, где он изображался как господарь и даритель, заслуживший благодарность храмов, были уничтожены в девятнадцатом веке.

Список используемой литературы про Влада Цепеша
  1. Краткая история Румынии с древних времен до наших дней. Москва, 1978. ДК Румьшии.

  2. С.Н. Плазунов. История Валахии и Молдавии, история Румьшии. Дракула. Подлинная
    история Влада Цепеша. Москва, альтернативы евролиц. 2003г.

  3. Лорд Кинросс. Расцвет и упадок Османской империи. Под редакцией доктора ист.
    наук М.С. Мейера. Москва, 1999. «Крон-пресс»

  4. Одесский 1995. Одесский М. П. Миф о вампире и русская социал-демократия:
    Очерки истории одной идеи // Литературное обозрение, 1995, № 3,

А также другие статьи и материалы М.П. Одесского, представленные в Интернет.

  1. Материалы Интернет-страниц:
    http://alisavamp.narod.ru/ind.html
    http://www.vamplilit.narod.ru/

  2. Краткий курс лекций по истории Румьшии, средние века.
    Интернет-страница http://www.ournet.md

Поиск

Интересное

  • Откуда пошло название буряты?

    Проблема происхождения имени бурят является одной из наиболее давних в бурятоведении. В статье представлены результаты новейших исследований, полученных на основе выявления и изучения большого количества новых источников и пересмотра сложившихся подходов к раскрытию этимологии этнонимов.

    Подробнее...
  • Лада

    Лада - богиня любви, богиня брака согласно "Mater Verborum" (соотносимая там с Венерой) и "Синопсису", а также "Повести о построении бенедиктинского монастыря на Лысой горе" (XVI век записи), под именем Gardzyna ("Охранительница") упомянута в польских церковных запрещениях языческих обрядов начала пятнадцатого века.

    Подробнее...