• Бета-версия нового сайта.
История

Подача истории всегда будет субъективна, несмотря на желание подать её как можно объективнее. Наслаждайтесь интересными идеями, развивайтесь вместе с нами.

Посвящается Моисееву Александру, погибшему 13 августа 2000 года.
Жарко. И солнце палит беспощадно,
Но чувствует ветер, что что-то неладно.
И лес тут стоит, и поле кругом,
Но ребята сидят лишь на месте одном.
Стоят две железки: капот и багажник,
Две крышки прислонены, но им очень важно.
И нет здесь креста, и нет здесь могилы,
Две части всего, всего две от машины.
Почему здесь сидят и кому это нужно?
Забыть это место проклятое сложно.
Первый сидит и последний сидит,
И каждый молчит, о парнишке скорбит,
И вспоминает прошедшие годы,
Как они вместе гуляли с народом.
Жалко, конечно, но как оправдать,
Глупо так жизнь в растерзанье отдать.
Как все случилось, с чего тут начать,
Каждый все знает и может сказать,
Но свидетелей было не много на свете:
Паренек - пассажир, да игривый ветер.
А еще стояла одна в тишине
У спуска с дороги березка во тьме.
Она молчалива, мала да глупа,
Но многое в жизни видала она.
Паренек - пассажир уже в роту отбыл,
Чтоб за двоих он там послужил,
За себя и того, кто тогда рядом был,
Того, кто сейчас бы его не забыл.
Сердца сидящих в тисках зажимает,
В горле комок, не вздыхает никто,
А у кого-то слеза прошибает,
Никто не забудет того, что прошло.
Того, как когда-то, всего год назад,
Разбился парнишка, он был жизни рад,
Шутил, веселился, кутил и гулял,
И на гитаре он даже играл.
Но время проходит, и жизни закат
Он не предвидел. Он не был богат,
Но был ли он счастлив или красив?
Теперь не осудишь, он теперь молчалив.

Был ясный день и август знойный
Решал трагически судьбу людей,
Ведь каждый в жизни нашей странной
Всегда ждет участи своей.
И в этот день, точнее в вечер,
Все было также как всегда.
Мы так носились, знает ветер
Веселой юности года.
Когда играет кровь и взоры
Устремлены только вперед,
И чужды были нам законы,
И знали птицы мы полет.
Когда несешься на машине,
Она играет под тобой,
И ты не чувствуешь движенья,
Ты воспаряешь над собой.
Он ехал так же, в это время
Луна вставала над Землей,
Он черный круглый руль машины
Держал уверенной рукой.
Но вот отметка сто, сто сорок,
Спидометр готов завыть,
Он то заедет на пригорок,
А то спускается с горы.
Там поворотов было много,
Но впереди от фар есть свет,
И простирается дорога
На много - много долгих лет.
А лет осталось не так много,
Ну а кому ни одного,
И повернет опять дорога,
И страшно станет оттого.
Парень спросил: "Что так несешься?"
И на водителя взглянул,
А тот ответил: "Тебе страшно?
Мне нет", - и больше газанул.
-	Мне тоже нет, - притихли оба,
Их был закончен разговор,
Была бы здесь еще машина,
Они пошли бы на обгон.
Но никого, тоскливо ночью.
Сова с дороги лишь вспорхнет,
Несутся звезды, плывет месяц
И ветер бешено ревет.
Вот поворот, один из многих,
Не круче всех он был, поверь,
Но здесь расходятся дороги
Как судьбы разошлись людей.
Еще чуть - чуть и не вписался,
И гулкий скрежет тормозов
Вдруг от асфальта оторвался.
Он не был к этому готов.
Дорога - мать, она, родная,
Вдруг изменила и ушла
К тем, у кого судьба иная
И где фортуна у руля.
Все понеслось, уже осталась
Дорога где-то в стороне,
А здесь кювет, трава  на поле,
И тонет все это во мгле.
Удар один - летит парнишка
Тот, что с водителем сидел.
Удар второй, не удержавшись,
Водитель тоже отлетел.
Вот так беда, но, может, к счастью,
Что оба, вылететь успев,
Все помнят только лишь отчасти,
И никого что не задев
Машина дальше полетела
Как обезумевший больной
Путь фарами себе светила
И не разбила не одной.
Так и осталась, кувыркнувшись,
Пустая на траве лежать,
В дорогу передом уткнувшись
Себе дорогу освещать.

Вздохнул парнишка - было больно,
Но он окликнул: "Ты живой?".
Водитель сразу встрепенулся,
Схватился за траву рукой,
Присел и весело сказал:
"Спросил", - но тут же застонал
и опустился, глядя в небо,
О чем он думал, кто поймет,
Хоть было больно, он держался,
Не скоро боль его проймет.
Проходит время, тут ребята
Наехали со всех сторон,
Все было ясно - кто разбился
И как все то произошло.

Летит дорога - дорога минута.
Водителя везут в медпункт,
А медсестра его увидев,
Промолвила: "Без полиса я не приму",
Но все ж поставила диагноз,
Что череп у него пробит.
Поехали к нему домой, все взяли
И сразу же в больницу повезли.
Лежит в машине, говорить не может,
Все просит пить, и мать рядом сидит.
За всю дорогу он не проронил не слова,
Лежит и молча терпит, терпит, терпит…
И только от родных когда его забрали,
Он застонал и крикнуть захотел.
Быстрей халаты замелькали,
И врач нам выйти предложил.
Двери закрыли, и все ждали,
Не думая, что не увидим мы его.
Но вот и утро за окном настало,
А из дверей ни стона от него.
Вот вышел врач, но нет улыбки
Лицо сурово и на склоне голова.
Осмотрел нас всех и зная,
Что не того, мы ждали, он сказал:
"Ничем вас успокоить не могу я,
Ваш мальчик умер", - и его слова
Страшней всего было услышать в этот миг,
И закружилась голова
И будто рядом все пошло на сдвиг.
Мы жили как в тумане, все не смея
Понять тот необычный смысл простых слов
И от вопросов мы немели,
И каждый разрыдаться был готов.

Не в первый раз ребята приезжают
На этот злополучный поворот,
Не в первый раз здесь пиво оставляют,
Небрежно кинув: "Пусть Сашок допьет".
Когда машина наклонялась,
И был ее последний поворот,
Совсем чуть - чуть березку не задела,
Такую ж молодую, как Сашок.
Теперь скорбит она со всеми вместе
И бережно венок несет,
И у нее все соберутся вместе,
И ветер песни пропоет.
Все так нелепо, может быть, случайность,
А может, глупость или же не повезло.
Но кажется сейчас сидящим здесь ребятам,
Что он сейчас здесь с ними всем смертям назло!
28 августа 2001 г.
РУслана

Поиск

Интересное

  • Пьяноборская культура

    Время существования: II в. до н.э. - V в. н.э.

    Подробнее...
  • Виноградово

    Эта усадьба расположена недалеко от подмосковного города Долгопрудный. В XVII в. имение на Долгом Пруде (так назывались тогда эти места) принадлежало представителям дворянского рода Пушкиных, при которых была выстроена каменная церковь. При следующем хозяине – А.И. Глебове – в 1760 – 70-х гг. был возведён деревянный одноэтажный дом и разбит регулярный плодовый сад, а также сооружён новый Владимирский храм, который был связан с усадьбой общей планировочной осью. Также была построена колокольня.

    Подробнее...